Константин Русак (rusakk) wrote,
Константин Русак
rusakk

Categories:

Дар. Голоса прошлого


Благотворительный террор появился в газетах с заголовком: «Захват поезда метро оказался катастрофической шуткой!». Но Михаил-Дар Солнечный не читал газет. Сейчас он рассматривал свои старые звёздные тела, которые просвистели в небе перед лицами других веков.

Как оказалось из последующих космо-сеансов, он был в своей девятой осознанной жизни на Земле.

Иногда солнце выжигает нам глаза, чтобы мы вспомнили про волшебство внутреннего мира.

Последний сеанс случился в июне двухтысячного года. До этого жизнь Михаила, как бензопила с тупыми зубцами, разрушала окружающее и саму себя. Теперь же на «Солнечном» корабле случилась радостная трагедия: главная мачта, наконец, упала; вместо неё, в корабль вошла новая, и вверх по ней сразу же взметнулся флажок — знамя истинного духовного развития.

Плоть для Михаила-Дара теперь была знанием, кровь — святым духом. Свобода... Он грезил о ней, совсем, как раньше, тогда, когда авантюризм закипал в его жилах, точно звезда, которая вот-вот разразится сверхновой.

Михаил-Дар переходил из жизни в жизнь, развивая множество самых разных навыков, один из которых, ключевой, заключался в исследовании вдохов и выдохов мироздания. Между жизнями Дар часто встречался с ангелами. Они его очень любили, и даже договорились встречать всякий раз, когда он проснётся во сне при жизни. К сожалению, Солнечный об этом забыл.

Он рождался неизвестным античным философом, посвятившим жизнь медитациям, в которых постоянно представлял картины счастливых людей, детей, стариков, картины, в которых мир становился лучше, светлее, добрее. Он был мужественной, интеллектуальной женщиной, которая всегда находила выход из любой ситуации, отстаивала своё мнение и управляла небольшой политической группировкой где-то на юге Италии. Дар был ребёнком, который умер, чтобы спасти своего друга от дикой разъярённой собаки. Он жил на территории Дикого Запада, и был фермером, который на протяжении жизни веровал в Бога, растил стадо коров и защищал свою семью от нападок головорезов. Он был пиратом, который как-то раз поднял бунт, из-за ничтожной несправедливости, и вскоре посвятил жизнь поиску безнравственных капитанов и морских революций во имя справедливости. Будучи учительницей Русского Языка, Дар посвятил себя обучению слабоумных детей, и умер в одиночестве, не зная Любви мужчины. Он рождался праздным повесой, ловеласом, совратителем, соблазнителем, который менял женщин, как меняют своё настроение дни недели, и всегда стремился получить максимальное удовольствие от слияния, найти ещё более извращённый и глубокий способ проникновения в неизведанные глубины девственности и страсти. Дар рождался роковыми женщинами, которые в глубине души всегда оставались маленькими невинными детьми. Дар был мудрецом, который, прежде чем познать благородство, изведал все оттенки безнравственности, и в конечном итоге, обрёл несовершенное, но настоящее счастье, отказавшись от нормальной жизни в материальном мире.

Как бы то ни было, Швея Времени неустанно продолжала сшивать прошлое, настоящее и будущее, и не смотря на этот внушительный список жизней и устремлений одной единственной души, первый талант Дара со временем требовал к себе всё больше внимания. «Сопли брали своё».

После глубокого анализа своей личности, после многочисленных сеансов и погружений в прошлое, он, наконец, отчётливо вспомнил и осознал одно из глубинных желаний своей Души:

«Исследование внутреннего и внешнего мира с целью обретения Знаний, которые помогут людям найти ответы и освободиться от Хаоса».

Имя «Дар» он окончательно подтвердил во время своего первого осознанного пробуждения во сне, после трёх дней попыток. Благодаря развитому навыку самоанализа, Дар определил, что говорящий сиреневый какаду не может быть его учителем йоги, следовательно, всё окружающее было сном. Во время пробуждения, он услышал возвышенный искажённый голос, который внушительно произнёс: «Здравствуй, Дар!».

Осознав себя, Дар вернулся в тело и выкатился из него. С первыми вибрациями во всём своём существе он сразу вспомнил, что уже неоднократно был в этой реальности между воплощениями на Земле. Она была такой яркой, гиперреалистичной! Но почему он забыл? Это был первый вопрос, который по-настоящему его взволновал. Ответ последовал незамедлительно, в виде сотни картинок скрюченных в три погибели красных, мокрых и жилистых нерожденных младенцев. Зрелище было жутким, однако вскоре Дар самостоятельно догадался о том, что пребывая во чреве матери, воплощающиеся души забывают обо всём, что было «до».

Земля — долина забытья. После этого осознания, Дар, наконец, ощутил, что рядом с ним кто-то стоит. Чувство это настойчиво говорило о необходимости прислушаться, обернуться, даже позвать на помощь. Кто отменял страх? Через некоторое время он снова услышал: «Здравствуй, Дар!». Молчание. Пауза умножила саму себя. Что? Дар обернулся, и ослепительный свет тот час залил его глаза — они намокли, словно два шарика моцареллы...


Tags: дар
Subscribe

  • Дар. Фокус Единства

    Дар сидел на кровати рядом со своим телом. Естественно, он не подозревал о том, что в скором времени на него будут смотреть все самые великие…

  • Дар. Благотворительный террор

    «Мир перевернулся, и человечество смотрит на вещи верх тормашками. Всё хиреет, слабеет, распадается на роковые ошибки. Люди превратились в…

  • Дар. Грани Бога

    Вдохи Михаила Солнечного сотрясали лёгкие, словно кислород дробил коронарное сплетение. Изнутри наружу выворачивались надежды. Один из его главных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Дар. Фокус Единства

    Дар сидел на кровати рядом со своим телом. Естественно, он не подозревал о том, что в скором времени на него будут смотреть все самые великие…

  • Дар. Благотворительный террор

    «Мир перевернулся, и человечество смотрит на вещи верх тормашками. Всё хиреет, слабеет, распадается на роковые ошибки. Люди превратились в…

  • Дар. Грани Бога

    Вдохи Михаила Солнечного сотрясали лёгкие, словно кислород дробил коронарное сплетение. Изнутри наружу выворачивались надежды. Один из его главных…